Александр Кержаков: Верю, что сыграю на новом стадионе в форме «Зенита»

0
345

Нападающий «Зенита» Александр Кержаков встретился с болельщиками и Федором Погореловым, вспомнил прошлое и рассказал о будущем. «Фонтанка» послушала.

— Вы были недавно в Ирландии. Главный вопрос: почему "Зениту" нужно пропустить, чтоб начать забивать?

– Для болельщиков было бы лучше, думаю, если бы мы пропускали в начале, чтоб долго не тянуть. Что касается ирландцев, то не только нас, но и всех болельщиков удивила такая экзотическая команда. О "Дандолке", наверное, никто не слышал до этой жеребьевки. На деле оказалась команда довольно неплохая. Физически мощная. Играющая с огромным желанием у себя дома. Там обалденная поддержка. Несмотря на то, что стадион вмещает всего 6 тысяч. В итоге – победа на классе. Три очка, которые практически обеспечили нам выход в весеннюю стадию Лиги Европы.

— Кто-то запомнился из игроков "Дандолка"? 10-й номер, Финн, очень красиво от Ломбертса убежал. Николас долго смотрел ему в спину.

– Такие игроки больше запоминаются нашим тренерам, чтоб потом на разборе рассказывать тому же Нико, какой номер может убежать.

— Вы как-то обсудили с Лодыгиным эпизод с голом?

– Мы с Юрой такие моменты не обсуждаем, у нас есть два тренера вратарей. Вратарь понимает свои ошибки лучше всех нас и болельщиков, вместе взятых. Очередной раз напоминать ему о таких казусах не стоит. Но опять же таки, совпадение – не совпадение, но если наш голкипер сильно ошибается, мы эту игру обязательно выигрываем. Поэтому это неплохая традиция.

— У вас была грандиозная экскурсия в Дублин на 35 минут.

– Это только с Луческу началось: мы теперь в иностранные командировки, если можно так выразиться, стали выезжать не за день, а за два. Игра в четверг – значит, мы летим во вторник. Поэтому в день перед матчем у нас есть время погулять по городу. Так было в Израиле: мы ездили в Иерусалим. Так было и в Дублине, только времени было намного меньше. Увидели практически ничего: нас провезли по городу. Центр города был перерыт, как у нас, в Питере. Дороги там тоже ремонтируют осенью. Может, мы города-побратимы. Кто-то посидел в кафе, кто-то купил себе что-то из одежды: главный тренер купил шляпу и шарфик, кажется.

— Мы сейчас в самом начале большого пути. Ты наблюдаешь не в первый раз начало строительства команды, которая потом будет жить 2-3 года. Что сейчас меняется?

– Мне немного сложно говорить. Луческу у меня 25-26-й тренер за мою карьеру. Это очевидные вещи: Луческу создает именно что команду, команду, которая не зависит от одного-двух футболистов. Он хочет создать коллектив боеспособный, чтобы в атаке и в обороне участвовали все футболисты. Атаки должны завершаться ударом по воротам, в идеале – голом. И для этого не нужно торопиться, нужно потратить столько времени, сколько для этого понадобится.

— Гарай и Халк летом выбрали свободу и покинули самый северный город-миллионер. В обороне стало повеселее. Многие команды забивают теперь "Зениту". А как изменилась, по-твоему, геометрия атаки?

– Конечно, все выделяли уход Халка. Даже термин появился: "Халкозависимость". Можно с этим соглашаться, можно спорить, но Халк действительно много забил важных мячей. К сожалению, не так много мы завоевали титулов. А вот Гарай, на мой взгляд, был более необходим команде: его заслуженно считали лучшим защитником премьер-лиги. Сейчас, я уже говорил, атакующие и оборонительные функции равномерно поделены между игроками. Оборона начинается с атаки. Атака начинается с обороны.

— А как думаешь, у Луческу Халк бы играл?

– Думаю, да. Луческу неоднократно говорил, что Халк – суперфутболист.

— А он играл бы как у Виллаш-Боаша или как в сборной Бразилии? Потому что есть мнение, что это два разных футболиста.

– На мой взгляд, было бы оптимально, если бы он играл, как в сборной, но забивал бы как у Боаша.

— Ты провел один год в Испании. Какие воспоминания остались о том отрезке карьеры?

– Я получал такой кайф от футбола. В моей команде играл Дани Алвес, который потом стал звездой мирового уровня. Хесус Навас сейчас играет в "Манчестер Сити". Кейта, который потом тоже ушел в "Барселону". Поульсон, который потом ушел в "Ювентус". "Севилья" создавалась как коллектив, который выращивает футболистов и продает их в более именитые клубы. Меня это не коснулось, потому что я перешел в московское "Динамо". Я получал колоссальное удовольствие от выхода на футбольное поле и играл против таких парней, как Бекхэм, Ван Нилстелрой, Месси, Роналдиньо, Это'О, Робиньо. В "Сарагосе" тогда играли Пике и Милито. Сам кайф от футбола затмевал то, что летом в  Севилье очень жарко и нету моря. Летом все уезжают на океан. А нам приходилось тренироваться: тренировки начинались в 9 утра, а в 10:30 уже стояла жара. Зимой едешь на тренировку, на улице – ноль градусов; тренировка заканчивается – +25. В общем, в Испании суперчемпионат, тем более что мне удалось выиграть Кубок Испании, Суперкубок Испании и Кубок УЕФА.

— Ты выиграл Кубок УЕФА раньше, чем "Зенит". Залапал.

– Да, передал силы игрокам "Зенита".

— Тебе никогда не приходилось обороняться от Месси, но если бы у тебя попросили совет, что делать, что бы ты сказал?

-Тогда у них было трио Месси, Это'О, Роналдиньо, и я не понимал, зачем Месси отдает пас. У него мяч было отобрать невозможно. Он вообще не терял мячи. Они с Роналдиньо могли просто заходить с мячом в ворота.

— Президент той "Севильи" Хосе Мария дель Нидо получил потом 7 лет за махинации с недвижимостью.

– Я боялся, что ты скажешь: "за махинации с футболистами". Я слышал об этом. Но главную роль в ""Севилье" играет Рамон Мончи, спортивный директор, за ним охотятся по всему миру все топ-клубы. Потому что сейчас футбол во многом ярмарка. А Мончи очень сильно чувствует игроков, которых он приглашает из чемпионата Франции, из Южной Америки, а потом продает за большие деньги в топ-команды.

— Кто из тех, с кем ты играл, мог бы по задаткам стать суперзвездой, а в итоге доигрывает сейчас где-нибудь в чемпионате водокачки?

– Я приехал в юношескую сборную игроком "Святогорца", выступал на региональном первенстве. В той юношеской сборной было человек 5-6, которые уже выходили в премьер-лиге. Им было по 16-17 лет, очень талантливые. Из той юношеской сборной сейчас на слуху только Саша Анюков и Марат Измайлов.

— С учетом травмы Смольникова Анюков сейчас не на слуху, он в стартовом составе.

– К сожалению, футболисты получают травмы. Это жизнь. Хорошо, что у нас есть футболисты, которые могут заменить, Анюков заменяет Смольникова очень классно.

— Да, форма Анюкова – это одно из главных удивлений этой осени.

– Для меня нет. Я видел Анюкова в тренировочном процессе. Я 20 лет назад увидел его в тренировочном процессе.

— Да. Некоторые жен своих меньше знают, чем ты Анюкова.

– Некоторые из присутствующих живут меньше.

— Один из твоих родственников утверждает, что стадион достроят к Кубку конфедераций.

– Значит, достроят.

— У него работа такая. А ты в это веришь?

– И у меня работа такая. Я верю, что мне удастся выйти профессиональным футболистом в цветах "Зенита" и сыграть на этом стадионе.

— В 2006 году стали холм срывать.

– Я помню. В 2006 году я даже из окна своей квартиры видел, как рухнула последняя осветительная мачта на этом стадионе.

— Понятно, что путевку в жизнь тебе выписал Юрий Андреевич Морозов, которого в Интернете называют Отец Всех Наших Побед.

– Юрий Андреевич – это человек, благодаря которому я сижу здесь. Если бы не его терпение и возрастное упрямство, я бы не достиг тех высот, которых достиг и которых еще достигну. Поэтому Юрий Андреевич – это человек, которому я обязан всем. Я очень счастлив, что мы из поколения в поколение передаем внукам истории о нем. Светлая память о нем живет. Очень надеюсь, что на новом стадионе ему воздвигнут памятник.

— Как он на тебя кричал?

– Тут дети. Это было почти на каждой тренировке. Сначала было страшно. Потом привыкли.

— У Фергюссона это называлось "фен": когда он кричал в раздевалке на игрока, а у того волосы назад улетали.

– Юрий Андреевич вызывал ветер на бровке. Обычно скамейку ставят на стороне лайнсмена: чтоб не было на него давления со скамейки запасных гостей. А у нас, на "Петровском", скамейка была на другой стороне. И когда Юрий Андреевич был не согласен с решением лайнсмена, он вскакивал и давал 60 метров по бровке со скоростью, которой позавидовал бы крайний полузащитник. И за ним такой легкий ветерок.

— Он же еще мог поменять футболиста, которого выпустил на поле на замену. В современном футболе такого не осталось.

– Да, со мной такое было. В 2001 году играли в Самаре. Нас зажали капитально. Мяч летал по нашей штрафной. На 20-й минуте кто-то получает травму, Морозов выпускает меня центральным полузащитником. Тогда в центре у Самары играли Тихонов и Бушманов. Я выхожу вот с такими шарами, они плетут вокруг меня спартаковские кружева, ничего не понимаю, Самара забивает гол. В перерыве Морозов кричит в раздевалке: менять Кержакова!

— Почему сейчас так не происходит? Тренеры стали меньше ошибаться?

– Вообще, у каждого тренера свои взгляды на замены. Луческу всегда использует три замены. Третья – обычно минуте на 80-й. Луческу изменил себе в матче с АЗ: выпустил Луку Дроджевича на 72-й минуте. А тот получил травму. И команда доигрывала вдесятером.

— Почему с Петржелой было так весело, но вы не выиграли золото?

– Потому, что было так весело, и не выиграли. Не хватало опыта, концентрации. Того, что пришло позднее. В команде было много молодых футболистов и не было грамотного сплава опытности и молодости. Были опытный Радимов и Спивак, но их было мало. Нужно было в какой-то момент одернуть игроков, начать играть в прагматичный футбол. Мы же все время играли в атаку и поэтому пропускали в концовке. Только отсутствие опыта не позволило нам выиграть золото в концовке 2004 года. Матчи с ЦСКА и ФК "Москва" – яркое подтверждение.

— А в Лесгафта ты отметился? Получил вот это левое высшее образование?

– Нет левого высшего образования. Есть просто высшее образование. Которых у меня два. Одно тренерское. Второе: Государственный экономический университет СПбГУ. Управленец государственными и муниципальными учреждениями.

— Губернатор – 2040.

– Я вслух, что ли, это сказал?!

— Кстати, об управлении. У тебя же был ресторанный бизнес. День рождения Игоря Денисова – самое яркое событие в твоих ресторанах?

– Не, оно просто широко освещалось, таких ярких событий было очень много, просто не все они попадали в хроники. Много причин было, чтоб закрыться.

— Как у тебя хватает сил и все время быть в хорошем настроении, и все успевать?

– Времени ни на что не хватает. Если игра в Лиге Европы, то мы уезжаем во вторник. Дома я был в пятницу в 9 утра. Вечером была тренировка. В субботу утром была тренировка. В воскресенье тоже тренировка и заезд в гостиницу. В понедельник игра с "Оренбургом". Вторник – тренировка, в среду уезжаем в Махачкалу, в четверг – игра. Вот в таком графике.

— Тебя просят дома купить продукты?

– Слава богу, не просят.

— То есть с уважением относятся к графику?

– Главное, что с пониманием.

— Если ты будешь играть на чемпионате мира 2018 года, сборная России выиграет его?

– Да.

— Ты хранишь свои юбилейные мячи?

– Да, почти все памятные мячи хранятся у родителей с росписями игроков команды.

— У них отдельный гараж для этого?

– Да не, их пока не так много.

— Что ты чувствуешь, когда о тебе поет Вираж? Даже когда ты сидишь на скамейке.

– Подтанцовываю, когда сижу на скамейке. И во время игры слышу. Было приятно в 2010 году услышать эту песню в первый раз. И я очень рад, что она прижилась.

— Любишь ли ты шаверму?

– Честно говоря, давно не ел. Но по вкусовым ощущениям шаверма у метро намного вкуснее шавермы из ресторанов.

— Мог бы ты стать хоккеистом или другим профессиональным спортсменом?

– В детстве очень любил дома изобразить себя хоккейным вратарем. Я надевал на руку кобуру от игрушечного пистолета, в другую руку брал пластмассовую клюшку. И отец бил арабским мячиком в ворота из кресла.

— Мы о каком возрасте говорим? 12?

– Не. Такой кобуры у меня не было. До 7 лет. Зимой в валенках и в фуфайке выходил во двор и вставал в ворота: там не нужно уметь кататься. Я до сих пор не умею на коньках кататься. Несколько раз мне разбивали нос теннисным мячиком. К счастью, мы шайбой не играли.

— Ты свои бутсы первые помнишь?

– Мне было лет 9. В Кингиссепе играли против команды из Ивангорода, на песочном таком поле. Выдали несколько пар бутс. На размеров 6 больше. Я напихал туда ваты и вышел на поле. Потом обернулся – а за спиной на поле след от шипов. Кайф.

— След в истории. Когда ты видел своего первого тренера Василия Бутакова?

– Две недели назад. Но вообще мой первый тренер – отец. Его я тоже видел недавно.

— Какая книга произвела впечатление в последнее время?

– Самое сильное – от языка, на котором она была написана, – "Очарованный странник" Лескова.

— "Оренбург" играет с "Зенитом" в понедельник. Ты в целом представляешь, что это за команда?

– Да. Там в обороне играет Адесойе Ойеволе. Это футболист, с которым я познакомился в юношеской сборной в возрасте 16 лет. Мы с ним жили в одном номере. Я знаю нескольких игроков команды.

— А почему они так неудачно выступают?

– Это не ко мне вопрос. Это ты в понедельник после игры у тренеров спросишь.

— Почему "Спартак" возглавляет турнирную таблицу?

– Я уверен, что весной турнирная таблица поменяется. И лидеры в ней тоже. Задачу выигрывать чемпионат никто не отменял

Записал Федор Погорелов, "Фонтанка.ру"

Источник